Свадьба

Жених в канун поры медовой
В черкеску новую одет.
Он парень крепкий и бедовый,
Ему лишь девять тысяч лет.

На склонах гор горят соцветья,
Вином наполнены меха.
И на одно тысячелетье
Невеста младше жениха.

Ко дню заветному готовясь,
Для пущей славы и красы
Подстриг неотразимый горец
Семивершковые усы.

И, на подушках сидя пестрых,
Проснувшаяся досветла,
Невеста две десятиверстых
Косы к полудню заплела.

И вестники, медноголосы,
Направленные женихом,
Пустились, миновав утесы,
В четыре стороны верхом.

И облака их путь венчали,
И пламень зорь вдали не мерк.
О том глашатаи вещали,
Что свадьба – в будущий четверг...

Настал четверг и званый вечер.
Звенеть без отдыха зурне,
В честь свадьбы звезды, а не свечи
Зажглись в небесной вышине.

Дымился с огненной приправой
Шашлык, покинувший мангал.
И на вершине одноглавой
Жених нарядный восседал.

И на ковре зеленом дола
Свою невесту видел он.
Осыпан край ее подола
Был розами со всех сторон.

Веселия сундук вечерний
У приглашенных на виду
Открылся сам.
И виночерпий
Равненье взял на тамаду.

Народ гулял и забавлялся,
Плясать кидался во всю прыть.
Уже невесту собирался
Жених на танец пригласить.

Он зурначам команду подал,
И вдруг при звездах и луне
Увидел он, гостей поодаль,
Гонца на тощем скакуне.

Известье о добре иль худе
Везет насупленный гонец?
Тот крикнул с лошади:
«Эй, люди,
Кончайте пир! Гульбе конец!»

Гулявший люд поднялся с места:
«Ты спятил, брат!»
А он в ответ:
«Женой не может стать невеста,
Еще годов ей должных нет!

Пока не вступит в зрелый возраст,
На свадьбу власть кладет запрет! –
«Ты опоздал, – раздался возглас, –
Невесте восемь тысяч лет!»

«Вы поступили не по чести,
Приписка ваша не пройдет.
Откуда восемь тыщ невесте,
Когда семь тысяч девятьсот?»

И вынул заявленье чье-то
Длиной не менее версты...
«Блюсти закон – моя забота...» –
«А мы сочли, что вестник ты».

«Сочли, а не мешало знать бы,
Что перед вами прокурор!..»
И смолкли струны горской свадьбы,
И торжества угас костер.

Терзалась девушка печалью,
Пока ей не была дана
Бумага с гербовой печатью,
Что стала взрослою она.

Первоначального звучанья
Лишились бубен и кумуз.
В конторе бракосочетанья
Был двух сердец скреплен союз.

И проходил, морщиня склоны,
За веком век, зимы седей,
И бывшие молодожены
На свет родили сто детей.

Однажды, к ним заехав в гости,
С вином я поднял полный рог
И высказал в заздравном тосте
Все, что для свадьбы приберег.

Алел на сизом перевале
Башлык восхода в этот час.
Когда вы тост мой не слыхали,
Я повторю его для вас:

«Живите долго, словно горы,
Из люльки прыгайте в седло.
Пусть выражает ваши годы
В конце трехзначное число.

Пусть каждый горец будет дюжим,
Горянка каждая – нежна,
И народит детей семь дюжин,
Оставшись тоненькой, она.

Желаю вам, где вольно реки
Кипят меж скальных берегов,
Быть неприступными вовеки
Для грамотных клеветников.

И высоко пускай забросит
Вас жизнь, подобно тетиве,
Где облако, как шапку, носит
Кавказ на буйной голове».

      На главную страницу